Икра заморская баклажанная и другие деликатесы царского стола при Иване Грозном

Икра заморская и баклажанная при Иване Грозном

Фраза из знаменитого фильма Гайдая про «икру заморскую баклажанную» сегодня воспринимается как не очень смешная шутка. Действительно, сполна оценить весь юмор ситуации сможет лишь тот, кто помнит советские времена эпохи дефицита, когда, как шутили в ту пору, «икру метали только овощи». 

Икра заморская и местная

Если в отношении икры заморской баклажанной режиссер был во многом прав – она вполне могла оказаться на царском столе, может, не Ивана Грозного, но кого-нибудь из первых Романовых, – то с красной и черной – глубоко заблуждался. В России XVI–XVII вв. икру практически не употребляли, во всяком случае, в боярской среде, отмечая, что «вкушать оную – все равно что обедать у дьявола». И если «соленые яйца осетра» еще могли оказаться на столе бояр (но на царском – едва ли), то красная икра оставалась уделом монашества, мелких торговцев и горожан. А где же ее брали, спросите вы, ведь Дальний Восток тогда еще не был русским? Все очень просто: вплоть до конца XVIII столетия обычными обитателями Москвы-реки были два представителя красной рыбы – каспийский лосось и таймень.

А что же с баклажанами? Их родиной считается Индия, откуда они попали в Среднюю Азию и Африку, а к XVII веку – в Южную Европу. Какое-то подобие икры из баклажанов начали делать почти полтора тысячелетия назад, а в том же XVII веке из Ирана этот деликатес попал и в Россию. Так как у нас выращивать баклажаны тогда не умели (в перезрелом или недозрелом виде они содержат много яда соланина), то долгое время это блюдо действительно оставалось редким заморским. А заполонило оно прилавки магазинов, превратившись в дешевую закуску, лишь в начале 70-х гг. прошлого века, когда Гайдай и снимал свою комедию.

От лебедей до осетров

Иностранцы, которым посчастливилось побывать на пирах, устраиваемых Иваном Грозным, отмечали их роскошество и разнообразие. К столу подавали до 200 блюд, а само застолье могло продолжаться более 10 часов. Начиналось оно с изысков – запеченных лебедей и павлинов, продолжалось поросятами и барашками на вертелах, а в перерывах между мясными блюдами гостей почивали рыбными деликатесами: осетрами, стерлядью, лососями…

Одно лишь перечисление блюд, которые подавали к столу на пирах Ивана Грозного, может занять несколько десятков страниц, а чтение этого списка – заставить подавиться слюной. Хотя были там и деликатесы, которые едва ли кто-то захочет попробовать сегодня (типа запеченного гуся в пиявках, бараньей головы, поросячьих хвостиков или свекольного кваса).

Неприхотлив и скромен во вкусе…

Впрочем, как отмечают современники и летописцы, сам государь в трапезе был умерен и не терпел за столом ни чревоугодия, ни пьянства. Застолье он обычно начинал со скромного борща со снетками (один из видов речной корюшки). Традиционно эта рыба считалась кушаньем для бедняков, но царь по какой-то причине любил ее непритязательный вкус. Вообще рыба была у Ивана Васильевича в почете: жареные караси, запеченные щуки, заливное из сазана…

Пил же государь хлебное (зеленое, как его тогда называли) вино – попросту зерновой дистиллят (водку) невысокой крепости. Хотя на столе всегда бывало в достатке и вин заморских, привезенных из Италии, Франции, Византии и Причерноморья. Но их вкус казался Грозному чрезмерно пряным и приторным. Хотя у царя не было обыкновения напиваться «вусмерть», по утрам он не брезговал ковшом капустного рассола или свекольного кваса с хреном.

Изображение из https://iq-banket.ru/news/srednevekovyj-banket 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *